Пропустить меню
Visuals by Peeter Laurits

Mатериалы

VIII Всемирный конгресс финно-угорских народов
в Тарту 16.-18. Июнь 2021 г.

В четверг 17 июня VIII Всемирный конгресс финно-угорских народов продолжит работу в тематических группах. В четырех больших тематических группах, наряду с вопросами сохранения и передачи языка и проблем двуязычия, обсуждается влияние изменения климата на финно-угорские народы и вопросы культурных инноваций. Важной темой также является использование традиционных и новых медиа каналов и применение современных языковых технологий в информационной работе финно-угорских народов.

Модераторы тематических сессий в последний день конгресса подведут итоги прозвучавших докладов и дискуссий.

Темой конгресса на этот раз является «Культурная среда – самосознание и язык». Связанная с языковой политикой юридическая сторона темы сознательно исключена из повестки дня конгресса. Это осознанный выбор, так как тема в особенности затронула бы народы, проживающие в Российской Федерации народы.

В Тарту в гибридной форме встретятся следующие финно-угорские народы: манси (4), коми (15), водь (4), саамы (4), ижора (5), ингерманландцы (5), карелы (15), вепсы (5), ливы (5), финны (10), венгры (15), квены (5), сето (4) и эстонцы (15).

На конгресс прибыли наблюдатели из более чем 11 зарубежных стран.
Большинство делегаций финно-угорских народов примут участие в конгрессе онлайн.

Организатором VIII Всемирного конгресса является НКО Учреждение Фенно-Угриа. Планирование тематических заседаний велось в сотрудничестве с Консультативным комитетом финно-угорских народов. Проводимое в Тарту в Эстонском национальном музее в гибридной форме большое событие завершится в пятницу 18 июня. 

В секции Конгресса под названием «Деятельность гражданского общества по сохранению и развитию финно-угорских языков» обсуждались вопросы сохранения языков и национальной идентичности и двуязычия как наиболее целесообразного решения этих задач (особенно в России), а также роль и ответственность родителей за передачу языка меньшинства следующему поколению. Секцию возглавляла Ниина Синкко в Финляндии, а в Тарту – Март Раннут.

Со-модератор Март Раннут

С практической стороны обсуждались роль и возможности НКО в выполнении своих задач, а также лучшие практики преподавания финно-угорских языков. С этими примерами и материалами можно было ознакомиться на соответствующей выставке. Были сделаны доклады, короткие выступления, проведены дискуссии и обсуждения. Всего в работе секции участвовало около ста человек, на месте и онлайн. Количество участников было меньше, чем на предыдущих конгрессах, поскольку российские официальные лица ограничили участие в съезде государственных служащих (как на правительственном, так и на местном уровне), исследователей и учёных, работающих в системе образования и культуры. По этой причине аналитических докладов о реализации различных систем образования меньшинств было значительно меньше по сравнению с предыдущими конгрессами. С другой стороны, образование коренных народов и меньшинств последние двадцать лет испытывает давление со стороны укрепляющейся государственной идеологии и так называемого «Русского мира», что привело к постепенному сокращению использования языков меньшинств за счет насаждения русского языка, а также к снижению качества обучения и корпуса этих языков. Это не было добровольным исчезновением и вымиранием языков: наоборот, как было указано в нескольких презентациях, имело место постоянное давление «сверху», выражавшееся в кадровой политике и в формировании ценностей и взглядов, где национальные языки, мягко говоря, не ценятся. Особенно это заметно в сфере образования и национальной политики, в последней также в форме жёсткого контроля над НКО, ограничения зарубежных контактов и закручивания гаек. Фактически единственным важным средством сохранения языков осталось неформальное использование родного языка между поколениями, являющееся недостаточно эффективным при доминировании оставшихся русскоязычных функциональных областей (образование, государственная служба и другие рабочие места, обмен информацией, развлечения и др.). Причиной смены языка семьями зачастую является переезд из сельской местности в город, где отсутствует повседневное общение на языке меньшинства. В финно-угорских регионах наболее жизнеспособная языковая среда сохранилась в деревнях, где дети могут общаться на языке меньшинства.

Главным вопросом является, прежде всего, статус и функциональность языка меньшинства, и исходя из этого носители хотели идентифицировать себя с ним. Именно зесь, в третьем секторе, наиболее широкое поле деятельности: различные НКО выступают распространителями мягкого влияния, пробуждая интерес к ценностям, выражаемым на родном языке, и представляя знаменитостей своего народа, будь то спортсмены, актеры, политики, и т. д. Именно конкретные живые примеры для подражания стали хорошим источником позитивного отношения к родному языку и культуре, без которых ни один язык не может выжить. Главным препятствием здесь стало стигматическая установка к малым языкам и их будущему, которая безусловно сопоставляется с образом русского языка и идеологии русского мира. Некоторые выступающие отметили основной проблемой именно сохранение таких предубеждений.

Вот некоторые конкретные клише, требующие опровержения, из практического семинара для коми родителей «Кыв поз» («Языковое гнездо»): изучение родного финно-угорского языка мешает полноценному овладению русским языком, поэтому говорить о преимуществах билингвизма неприемлемо. Финно-угорский родной язык якобы сложнее и его изучение требует больше усилий по сравнению с русским. Обычно приводится, например, количество падежей в финно-угорских языках без упоминания о том, какие грамматические категории русского языка отсутствуют в этих языках, и, таким образом, нет необходимости их изучать. Наиболее распространенное убеждение состоит в том, что владение языком меньшинства ребёнку ничего не даст, и владение этим языком вовсе не нужно. Вместо этого государство поощряет изучение иностранного языка, который остается скудным в большинстве школ и вскоре бможет быть забыт. Большинство родителей согласны с тем, что дети понимают простую речь своих родителей на финно-угорском языке, но сами никогда не начинают на нём говорить, читать или писать. На каком языке будет говорить их следующее поколение в данном случае вполне очевидно. В случае с родителями, один из которых является носителем национального языка, а другой – русскоговорящим, об использовании национального языка говорить не приходится, якобы нужно отдать предпочтение «гармоничной семейной жизни». Помимо них существуют и чисто идеологические убеждения здравого смысла, например, препятствование самореализации и самоидентификации с родным языком и национальностью, ограничение возможностей дальнейшей карьеры и развития в целом. Все эти мифы принимаются как истина среди национальных меньшинств, но особенно среди их русскоязычных соседей. Ошибочная информация распространяется устно, письменно или в Интернете.

Чтобы противостоять влиянию русскоязычной (и русскомыслящей) городской среды, коми создали семейные клубы, где собираются и общаются на коми языке в выходные дни. Клубы имеют определенные темы, например, празднование государственных, церковных и местных народных праздников. Клубы организованы в развлекательной и развивающей форме, дети могут общаться и выступать на своём родном языке. Карелы, в свою очередь, составили пакет учебных материалов «ABČ. Luaji algu karjalakše», который состоит из практического пособия и двух брошюр и предназначена для родителей в качестве руководства по обучению детей карельскому языку в домашних условиях. Пособие также содержит инструкции по организации языковых гнёзд.

Другие малочисленные финно-угорские народы также выпускают некоторые издания по изучению языков. Кроме того, использование финно-угорских языков было поддерживается выпуском веб-материалов, театральным и киноискусством на родном языке, а также семинарами, выставками, курсами и конференциями. Например, в Ханты-Мансийске был организован семинар, результатом которого стали публикации о традициях хантов и манси и народные сказки. Веб-работа также расширяется из года в год, превосходя в некоторых случаях локальную деятельность по количеству участников и подписчиков. Например, на севере Ленинградской области и в Республике Карелия, где проживает около шести тысяч вепсов, в основном пожилые, вепские онлайн-материалы изучают до 40 тысяч человек, преимущественно молодое поколение. Очевидно, причина в так называемом феномене третьего поколения, когда народ, язык и культура, утраченные в предыдущем поколении, вызывают новый интерес у следующего поколения: происходят поиски своих корней, исследование топонимов, мифологии и т. д. Хотя вепсы официально православные, их представления, как и у большей части остального православного мира, относятся к синкретическому миру, в котором прекрасно сочетаются домашние и лесные духи, боги сельского хозяйства и бани, а также элементы христианской веры со всевозможными мирскими и обыденными представлениями. Поддержка этой замечательной деятельности была получена от Общества Кастрена, Программы родственных народов и, в некоторых случаях, на местах. В то же время существует ряд типичных ограничений для НКО, таких как проектная направленность, препятствующая устойчивости, а также скромная заметность или почти неслышимость голосов НКО в СМИ.

Существенно лучше обстоят дела у тех, для кого финно-угорский родной язык является официальным языком, даже если сам говорящий живет за границей. Венгерская Республика подает здесь пример, оказывая поддержку и помощь своим диаспорам, насчитывающим около пяти миллионов. Образование венгерского меньшинства в соседних странах и за их пределами организовано централизованно, выпущены специальные учебники, а государство оказывает соответствующую поддержку в подготовке учителей.

Внимание, уделяемое нашим соплеменникам, – это большая помощь и поддержка постоянно сокращающимся финно-угорским народам. Всего финно-угорских народов почти 30, а языков ещё больше, но численность народов, кроме наций с государственностью, эстонцев, финнов и венгров, – меньше пары миллионов – и выживание многих из них поставлено под сомнение, потому что внуки бабушек и дедушек, которые говорят на многих финно-угорских родных языках, являются только пассивными носителями языка – понимающими язык, но не говорящими на нём. Их дети больше не такие. В урбанизированном мире коренные финно-угорские народы не смогли реализовать свои права, потому что российская центральная власть просто не позволяет этого. Школы на родном языке, газеты и другие традиционные СМИ уходят в историю, хотя в то же время большая часть частных финно-угорских виртуальных СМИ завоевала популярность. Вместе с тем духовное принижение малых народов и давление на них в республиках привело и к социальному упадку, тяжелому экономическому положению, безработице и к росту алкоголизма. Многие существующие до сих пор населённые пункты стали непригодными для проживания из-за загрязнения окружающей среды и расточительного хозяйства. Российское руководство здесь не очень помогло, даже наоборот – например, растёт подозрительное отншение к зарубежным контактам и приграничному сотрудничеству.

Несколько выступаюших выразили крайнюю обеспокоенность нынешней ситуацией, когда число говорящих на финно-угорском языке резко сокращается. Особую озабоченность вызывает передача языка следующему поколению. Обращалось внимание на то, что уже слишком поздно начинать этот процесс с рождения ребёнка и что родители должны были усвоить язык и его понять его ценность раньше. Создание и поддержание повседневной национально-языковой среды на бытовом уровне, а также через развлечения чрезвычайно важно. Однако это никоим образом не заменяет образование на родном языке, которое трудно, но необходимо сохранять, иначе использование языка останется на уровне показного фольклора «песни и пляски». Необходимы навыки чтения и письма на родном языке. Кроме того, необходимо смелее использовать возможности Интернета для сбора материалов, обучения, медийной деятельности и информационных и социальных сетей. Здесь особенно уместно вовлекать финно-угорскую молодежь.

Для поддержки подобной деятельности необходимы долгосрочные конкретные региональные программы, поддерживаемые властями в финансовом и административном отношении, поскольку они обязаны гарантировать права национальных меньшинств. Последнее не может ограничиваться несколькими учебниками или научно-популярными изданиями, нужно создать систему обучения на родном языке до профессионалов высокого уровня. Знание местного языка меньшинства должно стать преимуществом на рынке труда.

Финно-угорский мир проходит через период поиска с кризисом идентичности и резким сокращением числа носителей языка. Где мы окажемся к следующему конгрессу?

  • Современные инновации в развитии финно-угорских культур
  • Отношение городской молодежи к традиционной культуре.
  • Оформление традиционной культуры на современное
  • Влияние изменений окружающей среды на жизнедеятельность финно-угорских народов
  • Изменение климата, что оно за собой несет?
  • Панельная дискуссия «Что мы должны делать в условиях меняющего климата?»
  • Традиционные СМИ
  • Социальные сети
  • Языковые ресурсы в информационных технологиях